пятница, 18 января 2013 г.

Торговля детьми – это современные скальпы могикан.


Прежде всего, хотелось бы рассмотреть историю возникновения данного вопроса. Откуда взялись такие дикие, противоестественные явления, как торговля скальпами в Северной Америке,  торговля индульгенциями на разбой и убийство времен эпохи географических открытий, опиумные, героиновые и кокаиновые рынки Колумбии, Афганистана и Китая, гигантские невольничьи рынки времен Османской империи и современная торговля человеческими органами и детьми. 
  Сразу расставим точки над i. Какова стоимость грязного вонючего индейского скальпа для нормального человека? Куска натуральной человеческой кожи со спутанными волосами?   
  Она даже не нулевая. Она отрицательная.
  Нормальный человек, с нормальными животными рефлексами и элементарными мыслительными способностями предпочтет заплатить, чтобы такое мерзкое явление, как скальпы никогда не вторгалось в его жизнь. Чтобы никогда не прикасаться к человеческим останкам, не видеть и не думать о такой безобразной вещи.
 Как же тогда могла возникнуть торговля скальпами? Ведь это отнюдь не изобретение индейцев, а одно из чудес цивилизации, которые европейцы принесли североамериканским  аборигенам. Вместе с водкой, сифилисом и войной на истребление.
  Чтобы ответить на этот вопрос, сформулируем следующий.
  А как так могло случиться, чтобы достаточно трусливая, бедная (да чего там, просто убогая) и малочисленная нация, живущая на туманном и дождливом островке, захватила целый мир?   Не выиграв при этом ни одной серьезной войны, ни разу не блеснув, ни мужеством, ни военным гением?  
 Вот перечень достижений американского милитаризма, который иначе, чем позорным не назовешь:  Американская армия - самый большой миф ХХ века
 Если кратко, то что британские львы, что американские ястребы, не могли соответствовать своей грозной риторике ни в одной из своих многочисленных войн, причем даже победы над сипаями, южноафриканцами или Гренадой достигались путем исключительных жестокостей в отношении местного населения, концлагерей и применения ружей против стрел или самолетов против ружей.
 Но даже это не гарантировало наших «героев» от поражений, после чего немедленно придумывались лживо-истеричные байки о необыкновенной злобности и хитрости врагов англосаксов. Подобно Уинстону Черчиллю, так и не сумевшему оценить благородство пленивших его буров, не пожелавших сгноить его в какой-нибудь яме и предоставивших ему относительную свободу действий. Что затем было преподнесено миру, как необыкновенный подвиг храбреца-одиночки, бежавшего из плена.
 Как смогли бедные (до герцога Орлеанского, Англия – убогая провинциальная страна, находившаяся вдалеке от основных торговых маршрутов и опоздавшая на европейский пир по поводу раздела Нового Света) одолеть жестоких и упрямых испанцев, предприимчивых и образованных голландцев, пламенных и храбрых французов, дружных и организованных немцев? Да чего там, это жалкое племя сумело спеленать даже русских, славящихся своей справедливостью и презрением к смерти. Как?
 Вообще то, это и есть самое настоящее чудо. Этого в принципе не может быть, но это – так. Англосаксы сумели заставить все эти гордые народы с остервенением убивать друг друга, но ради чего? Ради получения этих самых вонючих скальпов, с которых мы начали. (Можно вполне заменить «англосаксы» на «иудеи», но это не принципиально, дело ведь не в национальности или религии, а в философии.)
 Иными словами, главным инструментом порабощения мира является создание на совершенно пустом месте специфического рынка, который и приводит к достижению цели концентрации власти у модератора этого рынка.
  Подобно тому, как основатель финансовой пирамиды перераспределяет в свою пользу значительную часть влияния и ресурсов общества.
 При этом следует подчеркнуть абсолютное ничтожество, бессмысленность и полную бесполезность исходной составляющей подобной пирамиды. От пряностей и специй средних веков, луковиц голландских тюльпанов, золота и алмазов до банальной резаной бумаги, бухгалтерских записей в банковских базах данных или ставок в финансовом,  валютном или фондовом казино.
 При этом ничтожная суть предлагаемых фишек ничуть не изменилась: нормальному человеку для жизни не нужны ни пряности, ни тюльпаны в луковицах, ни слитки золота, ни разнообразные фишки из современного финансового лото.
  Но смысл создания этих рынков заключается не просто в порабощении, но в уничтожении всей избыточной человеческой численности. Поэтому наибольший интерес представляет собой история особо выдающихся предметов торга, не таких нейтральных, как золото и бриллианты. (Хотя из-за последних крови пролито ничуть не меньше, чем из-за скальпов.)
  Историю этих рынков следует начать с гигантских невольничьих рынков Средней Азии, на которых сбывалась добыча и дань («ясырь»), собранная многочисленными бандами кочевников с христианской Европы. При этом гораздо более дешевый и перспективный источник рабов вроде Африки или Китая в то время совершенно игнорировался.  Что лишний раз подчеркивает избирательный характер этих рынков, наличие модераторов, формирующих определенный вектор предпринимательской экспансии.  
  Расцвет невольничьего рынка Африки придет значительно позднее, а Китая – аж на рубеже 20-го и 21-го веков.
  Цель работорговли этого периода очевидна, но все-таки сформулирую: уничтожение и запугивание христианского населения Европы и прежде всего Руси. Аналогичную цель преследовала торговля скальпами, отвратительную новацию пришлось применить в связи с тем, что индейские рабы представляли собой ещё меньшую ценность, чем их скальпы, вследствие их непригодности к унизительному рабскому труду.
 Аналогичную охоте на скальпы функцию играла и играет в современном мире торговля наркотиками, хотя ценность этой дури исторически была крайне низка, а доступность – практически неограниченна. Например, для создания рынка марихуаны на территории СССР потребовались значительные маркетинговые усилия, в том числе и уничтожение посевов конопли, так как потребители длительное время с презрением  относились к этому виду дури, предпочитая традиционные водку и табак. Но в последнее время можно отметить значительные успехи в сдвиге потребительских предпочтений.
  Подобным образом англосаксы подвинули на мировой арене испанцев и французов: они создали рынок флибустеров и каперов, продавая лицензии на разбой и убийство и не гнушаясь скупать награбленное, давать ремонт и приют самым отъявленным негодяям и пиратам.
 И вот только теперь уместно перейти к рынку детоторговли. Очевидно, что он абсолютно ничем не отличается от вышеперечисленного: товар, как товар, бизнес, как бизнес. Единственная разница – товар скоропортящийся, требующий ухода, но с другой стороны добыть его значительно проще, чем скальп индейца, золотой самородок или испанский галеон.
 А если ещё точнее, то идет новое воплощение невольничьего рынка средних веков, только вектор уничтожения становится универсальным, за исключением немногих стран «потребителей» этого продукта: США, Израиль, Турция, Италия, Япония, Германия, Греция (ссылка).
  Как же создается этот рынок?
  Да как всегда: спрос порождает предложение. Вот внушительный перечень организаций, занимающихся финансированием этой деятельности: Ссылка. И это – только официально. А сколько криминальных и черных трансплантологических денег крутится в этой сфере?
  Если оценивать размеры рынка, то Е.Федоров говорит о 5000 детей, попадающих на разделочные столы в США ежегодно. Цены – порядка нескольких сот тысяч долларов в стране-потребителе.
 В Китае цена ребенка составляет около 22-27 тыс.долларов в зависимости от возраста (по цене производителя). ссылка При этом цена указывает официальную продажную цену, которая идет в доход государства на компенсацию «оформления документов».
 Неофициально ребенка можно купить практически даром: и за 500 и за несколько тысяч долларов (ссылка), достаточно установить прямые контакты с производителем и обойти государственные таможенные пошлины.
 Абсолютно аналогичная ситуация на Украине, где так же находятся люди, готовые предложить свои производственные услуги на этом рынке за умеренную цену. (ссылка, ссылка, ссылка, ссылка). Больше того, можно утверждать, что развитие этого рынка привело к значительному снижению цен, ребенка можно купить уже не за десятки тысяч, а за несколько тысяч долларов.
 Всемирный объем рынка исходя из примерно 5 тыс. официально усыновленных детей из таких стран, как Россия и Китай, 1 тыс. – Украина (5 место в 2002 году ссылка), правила Парето и тенденции роста этого рынка можно оценить примерно в 100 тыс. единиц этого товара в год, с учетом «черного» рынка – в пределах 0,5-1,0 млн.
 Соответственно, по ценам «потребителя» стоимость рынка детоторговли составляет несколько сот млрд. долларов, при этом «себестоимость» варьируется от практически нуля (доли процентов от дохода, когда дети покупаются «за бутылку» или попросту похищаются) до максимума, не превышающего нескольких десятков миллиардов долларов.
 По большому счету, весь доход в этом бизнесе является его прибылью. Что вполне справедливо: людям, продающим своих детей вполне достаточно нескольких бус или глиняных черепков в награду.

P.S. Самое удивительное, что как только процесс глобальной трансформации будет окончен, скорее всего, вся рыночная система будет уничтожена её же создателями. Так как она работает исключительно на разрушение, она равно уничтожит и «золотой миллиард», и «золотой миллион» и даже «золотую тысячу», если не прекратить беспощадное вращение все перемалывающих жерновов её адской мельницы.
  Но с другой стороны, противостоять этой рыночной мельнице очень просто. Для этого даже не нужен закон Димы Яковлева. Просто нужно всячески отторгать от себя гнусные ценности рынка, превращающего в «товар» и пыль все окружающее.
 Жизнь создана не для того, чтобы стать товаром. Товар создан для того, чтобы уничтожить жизнь.

6 комментариев:

  1. Очень сильно! Ув. Валет предложите эту статью другим дружеским ресурсам. Только сволочь откажется перепечатать это.

    ОтветитьУдалить
  2. Есть очень хорошая новость: меня пригласили в Инфофронт Ока планеты. И ребята там очень длизки по духу: против всякого либерализма, а не только против англосаксов и за суверенитет.
    Мою статью там тоже опубликовали:
    http://oko-planet.su/infofront/160560-torgovlya-detmi-eto-sovremennye-skalpy-mogikan.html
    За что им отдельное спасибо.
    А вот "Война и мир" или даже "Переводика", где я раньше регулярно публиковался, видимо посчитали мои подходы слишком радикальными. Но спасибо и на том.

    ОтветитьУдалить
  3. К статье ещё одно дополнение, почти афоризм:
    "Окончательное превращение труда в полновесный товар невозможно без полной свободы работорговли."

    ОтветитьУдалить
  4. ВиМ может посчитал, что не по профилю или не захотели связываться с такой темой. Там работают бессребренники( ресурс (слыхал) - не коммерческий!) и, возможно, нагрузка для них будет неподъемной.Впрочем, кто знает. А вот "Переводика"- удивила, так удивила. Слов нет. Выходит "Око"- наш тыл, друзей надо знать. А Вы поближе познакомитесь с единомышленниками, отчего ударная патриотическая сила возрастет. Это есть хорошо, как скажет немец.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Переводика не опубликовала мою последнюю статью "об Остапах Бендерах". Поэтому я не рискнул соваться с "могиканами". Все таки о бендерах статья достаточно примирительная, в отличие от идущих на войну олигархов или могикан.
      А возможно они посчитали, что меня и так слишком много. Ведь значительная часть публики на переводике достаточно критически относится к моим публикациям.
      Как уже было сказано, спасибо и на том.

      Удалить
  5. Здесь уместно так же отметить, что это – не марксизм. (К сожалению)
    Маркс главное зло капитализма видел в прибавочной стоимости и эксплуатации человека человеком. Что давала буржуазным критикам право на следующую критику: а что при социализме прибавочной стоимости нет? Или дурашливые попытки измерить эту прибавочную стоимость на частных предприятиях. Или, например, утверждение, что при социализме идет точно такая же эксплуатация, только не классом предпринимателей, а классом партноменклатуры.
    Тогда как главное зло – товарное обращение, осталось даже не названным. Отмена частной собственности – лишь одно из следствий уничтожения этого зла. Главное зло – превращение человеческого труда – в товар, в обезличенную и стандартизованную ценность. (А даже не рынок средств производства)
    Однако, признание недопустимости рассмотрения труда, как товара, полностью разрушило бы теорию трудовой стоимости Маркса (стоимость – величина средних трудовых издержек), концепцию общественно необходимого труда (труд должен быть продан, чтобы получить общественное признание) и теории экономических формаций (где товарное обращение признавалось прогрессивным).
    Мы же заключаем, что превращение труда в товар прямо ведет к восстановлению работорговли, античности и постепенному превращению капитализма в империю, наподобие Древнего Рима. И это прямо противоположно теории Маркса.
    Беда Маркса в том, что понятия «эксплуатация» и «прибавочная стоимость» относятся скорее к сфере нравственности, подобно словам предательство, пошлость или благородство, но крайне неудачны, как экономические термины.
    А так же в упорном цеплянии за слово «стоимость», трудовых «издержек», хотя для социализма или коммунизма они явно малоприменимы. Отсюда на пустом месте следовало множество дискуссий о работе закона стоимости при коммунизме, основанных в сущности, на выборе Марксом крайне неудачной терминологии.
    Отмечу, что Эдвард Беллами без особых словесных излишеств описал общество, которое так натужно строилось на базе «научного коммунизма». Причем совпадений со сталинским СССР столько, что это вряд ли простое совпадение.

    ОтветитьУдалить