суббота, 30 марта 2013 г.

О страсти.


Проблему страсти можно рассматривать с двух точек зрения:
– с эмоциональной, культурной и нравственной,
– и чисто экономической, прагматичной и меркантильной.
 Страсть порождает как определенную духовную ценность, так и чисто экономическую стоимость. Об этом и две моих статьи. Начнем с первой.
 В классической европейской литературе, музыке и искусстве ключевым местом, вокруг которого крутится сюжет, интрига и интерес зрителя или читателя, является страсть.
 Например, любовная, как в классических французских романах, которыми зачитывались барышни средневековья и которые благополучно переросли в современные «шармы».
 Или страсть к приключениям и путешествиям, которая создала целый жанр приключений, детективов, фэнтези, сказок и других захватывающих историй. Тем же, кому по душе страсть к власти и доминированию, по душе военные или исторические романы, а лица особо лишенные чувства юмора и воображения в этой страсти, изучают  экономические стратегии, истории бизнес-империй и советы «как стать богатым»
 Так или иначе, для того, чтобы искусство вызвало интерес, им должна двигать страсть. Скорее всего, это особенная черта именно западной цивилизации, например, в древнегреческих трагедиях ключевой интригой был скрытый человеческий порок, который и приводил к гибели главного героя. В более поздней европейской литературе страсть наоборот перестала считаться пороком и стала не только безвредной, но почти полезной и почти добродетелью. К сожалению, я мало знаком с древнекитайской, индийской, японской и прочими литературами, но общим правилом любых древних искусств является их сакральный, божественный характер.
 Западная культура не только отринула эту исходную основу древнего искусства, но прямо презрела её, выдвинув на первое место человеческую страсть, то, что находится ниже пояса, а если ещё конкретнее (уж простите меня мой читатель за неблагозвучное слово, но медики не должны стесняться, устанавливая диагноз) - человеческую задницу. 
 Именно такова главная современная «общечеловеческая» ценность, которую несет «просвещенное» человечество миру. И здесь нет никакой ошибки, недоразумения или логической нестыковки. Наоборот, все закономерно и  предопределено. Атеист неизбежно становится педерастом, а всякий педераст обязательно прежде всего атеист и материалист.
 Больше того, именно такова глубинная сущность материализма, если убрать бла-бла-бла.
 Но как духовные ценности, данные нам от  сотворения мира, наше изначальное Знание о Боге были заменены на этот примитивный языческий культ частей тела?
 А как наивные и возвышенные романы средневековья превратились в современные шармы и «клубничку»?
 Ответ такой – постепенно. Путем очень медленной и незаметной девальвации ценностей. Если целые века романы оканчивались свадьбой главных героев, то затем долгое время было нормальным показывать и жизнь после свадьбы со все более детальной демонстрацией грязного белья. В современном шарме свадьба является вообще необязательным атрибутом. Главное – это чтобы была «африканская» страсть.
 Вот известные примеры этих штампов. «Кто не любил, тот не жил» (В.С.Высоцкий) «Так Пушкин, так Лермонтов любил» (В.В.Маяковский.
 Т.е мысль, что жизнь без страсти – это не жизнь, а тоска и скука, вещь серая и бесполезная настолько засела в головах, что её почти невозможно вытравить. Это стало целым культурным наследием нашей цивилизации. Позорным и стыдным наследием, свидетельством детского, неразвитого ума, непонимания истинной природы человеческих страданий и их главного источника. Человеческой страсти. Страсти к приключениям, удовольствиям, веселью. Этому я посвятил целую книгу. Ссылка.
 Поэтому не зря благоразумные российские мамаши запрещали читать юным барышням французские «охи и вздохи». Эта бульварная литература ничуть не безопаснее (если не вреднее) всяких «Манифестов коммунистической партии», и прочих произведений революционеров и «освободителей народа» от Бога и Царя.
 К сожалению, наша «великая» русская литература тоже находится под большим влиянием этого западного культа задницы. И нам предстоит освободить её от этого низкопоклонства.
 Искусство должно давать не развлечение, но прежде всего пользу. В духовном росте, а не приятном щекотании нервов заключается подлинный смысл искусства, смысл жизни художника, поэта или музыканта, как Творца духовных ценностей.
 Именно в этом талант и гениальность.

Комментариев нет:

Отправить комментарий