суббота, 24 декабря 2011 г.

О философии успеха.


   Данная статья посвящена доминирующей в современном обществе философии (или идеологии)  успеха, которую, так или иначе, исповедует каждый из нас, включая автора данной статьи.  Причем абсолютно неосознанно, принимая как данность, как само собой разумеющееся.  Развенчание этого махового суеверия - и есть одна из ключевых задач по очищению системы ценностей нашего общества от западного мусора.
  Суть данной идеологии проста. Чего боится каждый современный обыватель больше всего на свете?  Не бедности, не бедствий и лишений, не изнурительной работы, и даже не войны. Все это обыватель стерпит, и даже будет счастлив, если его страдания и бедствия будут меньшими, чем у соседа (как в известном украинском анекдоте про «колы око», когда желанием при условии, что у соседа прибудет вдвое, стала просьба лишиться собственного глаза).
  Больше всего обыватель боится оказаться неудачником, «лузером». Выделиться из толпы «крутых» пацанов и попасть в ряды «лохов» и «ботанов». Не так уж и важны обывателю шмотки, автомобили и гаджеты, которые нужно менять каждые полгода, важен сам статус продвинутого и современного чувака, ради него и все жертвы: и никому не нужное соревнование в потреблении, и распространение малопонятного слэнга, и откровенно нелепая и уродливая мода. (Русские парни всегда презирали ношение шапки даже в мороз, подчеркивая тем самым свою мужественность, теперь не снимают  идиотский капюшон или вязаную шапку даже летом, точно какие-нибудь изнеженные негры. О женской моде, стесняющейся или наоборот вульгарно выпячивающей женственность даже говорить излишне.).
  Все это сводится к философии успеха как главной ценности современного человека. Проследим путь общества к созданию этой ценности.
  Во-первых, следует развеять миф о данности, естественности такого порядка вещей. Будто бы это имманентное свойство людей; постоянно соревноваться друг с другом, непроизвольно делиться на продвинутых и отверженных.
 Для доказательства рассмотрим детей, или дикарей. И те и другие действительно ведутся на модные наклейки или стеклянные бусы, но каждый раз необходимо наличие взрослого (или белокожего) искусителя, который создав ажиотаж в детском саду или дикарском племени тут же делит его на счастливых обладателей вожделенной безделицы, и лузеров, которые все проспали. Но ажиотаж вокруг безделиц быстро пропадает: её обладатели быстро к ней привыкают, а лохи всеми правдами и неправдами добывают и себе этот знак отличия от быдла. И так до новой партии игрушек.
  Т.е. разделение общества на элиту и «чайников» не естественно, наоборот, оно нуждается в постоянном искусственном культивировании. И таким инструментом является мода. Постоянное желание «up to date», синонима «современного», некогда «модерна». В переводе означающего «поднятие до уровня текущего момента», т.е. вдалбливающего в мозги допущение, что вчера – это все фуфло, а вот сегодня это - ништяк.
 Ибо точно так же, как и вожди племени дикарей, или элита из детского сада, настоящая элита государства требует постоянного обновления знаков отличия. Неудобно как то носить старые, особенно после того, как все прозревшие лохи скупят их и гордо станут носить, всячески выпячивая, подчеркивая свою сопричастность к элите, что они-то уж точно не быдло.  (Кстати, верный признак лоха)
  Итак, как видим, эта философия или идеология уходит в глубь времен. Причем её автор скромно пожелал остаться неизвестным. Именно этот момент мешает разглядеть само существование такой философии, действительно последовательной и неглупой, достойной серьезного идеологического спора. Но все по порядку.
   Как известно, в древности были две доминирующие идеологии: христианская и языческая, варварская, которая постепенно потеряла свое значение и ушла в историю. Противники христианства фактически находились очень длительное время в жутком цейтноте и недоумении: что противопоставить христианству? Ибо любые провокации, диверсии и частные успехи не могли обеспечить решающего перевеса без идеологического доминирования, без ощущения внутренней правоты  и презрения к аргументам оппонента. Христианство тогда настолько возвышалось над ценностями понтов и желудка, что это казалось незыблемым. Примерно, как сегодня незыблемыми кажутся как раз ценности понтов и жажды потребления.
    Первыми идеологическими успехами борьбы с христианством были похабно-иронические изыскания Вольтера и пуритански-благородные  размышления Канта. Суть которых сводится к тому, что человеку не нужно подсказок свыше, что он и сам «с усами», что у него априори есть внутренняя способность отличать плохое от хорошего, дерьмо от бальзама. (Видно в насмешку над этим ныне так популярны грязевые ванны)
  К этому можно добавить Шопенгауэра с его «свободой воли», что мол нечего Богу лезть со своими советами, нарушая  священную свободу воли человека, а если лезешь, то и ответ держи за все дерьмо в этом мире.
  Итогом этих шедевров философской мысли стало творчество Ф.Ницше, который похоронил Бога («боги умерли») и напрочь отказался от гипотезы о Боге.  Суть его философии сводится к тому, что главной сущностью всего живущего является отнюдь не выполнение Божьих законов, а воля к власти, к мощи, как главный «естественный» закон мироздания. Т.е. главная ценность – это сила, власть, влияние, она находится по ту сторону добра и зла.
 Однако, несмотря на логичность и даже определенную моральность этих изысканий, беда философии Ницше заключается в её очевидной кровожадности. Т.е. смысл жизни заключается в том, чтобы загнобить побольше других людей?
  Даже если воспринимать все эти рекомендации иносказательно, как призыв чисто к внутреннему совершенствованию, к духовной  борьбе (хотя Ницше вполне конкретен в формулировках: «падающего – толкни»,  «пусть гибнет человек, ради торжества сверхчеловека»), все равно получается ерунда.
  Ну к какому внутреннему совершенствованию нужно стремиться, что именно «толкать в пропасть» и что, собственно,  культивировать? Только конкретно, без лишних слов?
   Ответа у Ницше нет.
    Более того, Ницше предполагает наличие такой способности/потребности духовного роста и борьбы как данность, как свойство человека. Пусть очень редкое, которое нужно закрепить искусственным отбором, а ненужный  человеческий материал выбросить на помойку.
   Но где водится то, что Ницше назвал сверхчеловеком? Нет такого существа в природе. Ибо никто не «самосовершенствуется», ни в моральном, ни в физическом плане ради самой неодолимой тяги к совершенству.  Даже христиане делают это наоборот, превозмогая неодолимую тягу к грязи и свинству, даже имея самые точные формулировки того, что полезно и вредно.
  К примеру, спортсмены, казалось смыслом жизни которых должно быть достижение физического совершенства в массе своей делают это исключительно ради вполне приземленных соображений. И легко откажутся от соревнований, при условии надлежащей материальной и моральной компенсации, причем зачастую весьма умеренной.  Не говоря уже, что как только исчезает необходимость поддерживать спортивную форму, эти эталоны физического совершенства превращаются в образцы уродства и немощи.
  Еще одним подтверждением неправоты Ницше является массовое применение допинга. Оно подразумевает согласие любого современного спортсмена, на не совсем нечестные методы борьбы ради победы. Для человека, искренне стремящегося именно к совершенству, а не к славе и почестям это попросту неприемлемо.
 Собственно, здесь мы вкратце задели проблему современного большого спорта, который более таковым не является. И дело не только в том, что играют миллионеры, ради денег, а не ради удовольствия и азарта. И не в том, что там где большие деньги, сама игра уже не важна, поэтому любые уловки приемлемы. Важно, что это уже вообще не игра. Наблюдать за спортивными соревнованиями сейчас примерно то же, что за командами грузчиков, наперегонки разгружающих машины ради обещанной премии для тех, кто первый и наказания для тех, кто последний. Эти люди попросту работают, а не соревнуются. И здесь нет и тени вызова и благородства.
  Теперь перейдем к совершенствованию моральному. Здесь то же самое: подавляющее большинство творческих людей работает ради денег и почестей, и только редчайшие  единицы готовы продолжать свой труд вопреки искушениям, отказываясь от денег и почестей ради возможности творчества.
  Именно неприменимость идей Ницше к массе, его очевидная кровожадность и сверхэлитарность и привела к дальнейшему развитию философской мысли.
  Здесь следует помянуть Айн Рэнд, автора концепции моральной обоснованности неравенства, обоснованности и полезности перераспределения богатства и ресурсов от непутевых и тупых бедных к благородным и умным богатым. Так как первые все равно все изгадят и профукают, а вторые создадут прекрасные вещи.
    Но и эта концепция очевидно примитивна и  слишком уязвима для критики.
    И вот, начиная с 60-х годов 20 века на арену один за другим выходят певцы успеха. Это многочисленные книги «как стать миллионером», истории успеха разных знаменитостей, советы и рекомендации от гуру успеха. Разумеется, это не нечто новое, скорее реинкарнация «американской мечты», некогда уведшей миллионы европейской молодежи в глуши Америки, Африки и Австралии. Но массовость и однонаправленность изысканий показывает, что достойный идеологический ответ христианству, наконец, найден.
  Это и есть философия успеха.
  Её суть и главная опасность в том, что она не идентифицирует себя как способ мировоззрения, но крайне навязчива и требовательна. И специально заточена под человеческую массу. Ибо отказаться от успеха, общественного статуса вещь вообще немыслимая для человека в Бога неверующего, для которого этот статус, карьера, уважение и есть главное в жизни достояние и ценность.
  А ради чего же тогда жить?
  Неужто бывают и другие причины?

2 комментария:

  1. Вот это наверное и есть рай сейчас, а не потом)

    ОтветитьУдалить
  2. Ага, ведь представление о рае сильно зависит от воображения. Так ведь можно и о море пива дофантазироваться ))

    ОтветитьУдалить