воскресенье, 2 октября 2011 г.

Фразы



341. Закон неуклонного возрастания энтропии говорит о том, что все наши представления о власти, могуществе и силе сводятся лишь к контролю источников энергии, которые уже даны нам изначально. 
  Тогда как источник этих источников в рамках понятийного аппарата физики нам недоступен.

342. Высшая ценность в этом мире заключается в справедливости. Если любовь дает источник силы, или энергии, то закон справедливости в горнем мире эквивалентен закону сохранения энергии в мире нашем.
  И важность этого закона такова, что контроль за справедливостью Бог оставил исключительно за собой. А ещё точнее, делегировал нам самим, чтобы баланс справедливости был идеален. (На Страшном Суде мы будем судить сами себя по собственным критериям.)

343. Понятие справедливости тесно связано с понятием необратимости (или неотвратимости, как нам привычнее). Значение же необратимости времени таково, что даже Бог не в силах здесь ничего изменить, а следовательно, этот закон из разряда тех, которые над Богом.

344. Самое страшное и непонятное слово – никогда. Любое самое ординарное и ежедневное событие становится необычайным, как только с ним встречается слово никогда. 
   Сама смерть есть всего лишь никогда. 

345. Бог есть совершенство. Соответственно грех есть изъян, ущербность. Следовательно, именно наличие этой ущербности является обязательным условием, как познания, так и развития, прогресса. Так же ущербность означает способности к юмору, смеху, иронии, которые совершенной сущности несвойственны, так как они основаны на знании именно недостатков, темных сторон человеческой души.
    Отсюда так же становится понятно, почему рождение связано с грехом: создание новой, безгрешной сущности невозможно без взятия на себя греха родителями. Так же именно поэтому необходимо существование древа познания в результате создания совершенных и безгрешных сущностей Адама и Евы, так как соответствующий этому грех не мог быть взят на себя Творцом и должен быть в чем-то локализован.
  Но самым удивительным следствием действия закона справедливости или равновесия, эквивалентного закону сохранения энергии в физике, является то, что наша способность к развитию делает нас потенциально более могущественными, чем сам Бог.  И именно эта наша способность уравновешивается смертностью.

346. Душа, отрицающая Бога, обречена исповедоваться аудитору, адвокату и психоаналитику.

347. Критерий прибыльности и финансовой целесообразности тождественен тому, что развлечения и удовольствия признаются обществом ключевыми и важнейшими задачами для приложения ресурсов.

348. Грех – это не только изъян, ущербность или несовершенство, грех  - это неизбежно падение.
 Но не в том смысле, что это движение вверх-вниз, или дуализм развитие-деградация. Здесь дуализм иного рода: разрушение чего-то цельного, изначально свыше данного.
  Причем именно процесс разрушения и является грехом: как только он останавливается, грех исчезает. Именно поэтому невозможно остановиться в грехе, как невозможно зависнуть в падении: есть дорога либо вверх, либо вниз, либо полный отказ от греха, либо его усугубление. 
  Неважно: пьянице, наркоману, чревоугоднику, властолюбцу, стяжателю – каждому из них требуется все большего, привычные нормы быстро перестают приносить удовлетворение. Причем радость приносит именно сам факт увеличения богатства, власти или дозы, а не её поддержание на определенном высоком уровне.
 Так же и сладострастник требует все больших острых ощущений, доходящих до откровенной мерзости или даже мучений, но остановиться в этом невозможно, это означает полную потерю для него интереса к собственной страсти.
  Поэтому равновесия, третьего пути не существует. Есть лишь падение, т.е. разрушение, самоубийство, после чего и наступает истинная смерть. И есть целостность, целомудрие, истинная жажда жизни, которые приводят к презрению смерти.

349. Отсюда следует причина неизбежного краха западной англосаксонской модели цивилизации. Их успех в умении управлять людьми, сплачивая и разделяя, подавляя конкурентов и переманивая союзников, кроется исключительно на саморазрушении их общества, на все более стремительном движении по кривой роста потребностей/соблазна. 
 И малейшая задержка в этом движении приведет к тому, что западная цивилизация исчезнет, как наваждение или утренний туман. 
 Та же мысль, но сформулированная иначе: западную цивилизацию нельзя упрекнуть в неуправляемости,  неустойчивости, отсутствии интеллекта или развития. Единственное, чего в ней нет – это человечности.  А цивилизации нелюдей нечего делать на нашей земле. Видимо от того и тяга англосаксов к внеземному: неуютно и страшно им у нас.

350. Как только исчезнет любовь между родителями и детьми, исчезнет всякое оправдание существования этого мира. 
 Тем, кому покажется эта мысль вздорной, укажу на тот факт, что уже сейчас многие родители смотрят на детей, как на своих конкурентов, а дети на родителей, как на досадное препятствие и помеху. Естественным развитием этой ситуации являются юридические договорные отношения между детьми и родителями, т.е. ювенальная юстиция, в результате которой люди просто перестанут быть людьми.

351. Слабость женщины – это компенсация данного ей великого дара способности рождения высшей сущности, потенциально (если бы не смертность) более могучей, чем сам Бог.
  Жаль, что единицы из женщин понимают значение этого дара и следуют примеру Святой Марии в воспитании своего ребенка.

352. Риск тождественен прибыли. Следовательно, общество без мании максимизации прибыли не знает и риска. 

353. Воля к мощи означает деградацию. Это следует из того, что желание власти, влияния, могущества, богатства и успеха наиболее последовательно и эффективно достигается отнюдь не путем самосовершенствования в какой бы то ни было области (как наивно полагал Ницше), но именно путем очевидной  интеллектуальной ограниченности и гипертрофированного нахальства, а так же мошенничества и обмана. А это и есть деградация. Которая действительно находится вне Добра и Зла.
  Верно и обратное. В обществе могут действовать нетривиальные формы ценностей, отличные от ценностей колорадского жука или бабочки однодневки, только в одном единственном случае: если принять гипотезу о Боге.

354. Даже над собственными детьми власть невозможна без любви.

355. Две современные тенденции решат судьбу этого мира.
 Первая тенденция заключается в неуклонном росте влияния государства, или квазигосударственных международных надзорных органов. Это следует из того, что все эксперименты по делегированию частному капиталу образования, медицины, пенсионного обеспечения, жилищного строительства, науки и крупного производства закончились полным провалом. Все эти проекты обогатили значительное количество частных лиц, но нисколько не приблизили общество к решению поставленных проблем, которые  по прежнему требует неотложного централизованного управления и решения.
 Вторая тенденция является, по сути, зеркалом первой. Ибо усиление государства невозможно без ослабления роли индивидуальных отношений и ответственности. Фактически это означает, что регулирующий орган начинает вмешиваться даже в вопросы воспитания детей и отношений супругов, хотя ещё совершенно недавно никакой подобной необходимости не возникало. Т.е. централизация управления тесно связана с деградацией частных и индивидуальных уровней управления, в особенности семьи.
  Результатом этих тенденций может быть общество-муравейник, где каждый его участник будет плотно обложен инструкциями и законами, и единственным выходом из плена будет виртуальный мир иллюзий или кайфа. Но не исключено и то, что люди просто посмеются над попыткой решить все человеческие проблемы совершенствованием  «несовершенной законодательной базы», а не обузданием собственных дурных страстей. 

356. То, что человек не только подобен Богу, но даже в чем то могущественнее своего Создателя следует из того, что каждый человек по сути – Вселенная. Человек – это колония множества простейших клеток, между которыми есть разделение труда и сложные взаимосвязи, подобные человеческому обществу. 
 Именно поэтому самоубийство или членовредительство  – непростительны, они означают уничтожение этих ни в чем не повинных существ. Только из-за того, что несколько клеток головного мозга повздорили между собой. И вообразили, что только они и есть человек. А тем более человечество.

357. Истинная любовь беспричинна. Иначе она имеет рациональное объяснение, то есть цену. А это уже не любовь.

358. Именно это объясняет полное замешательство Ницше по поводу того, как можно любить человека, которого хорошо знаешь, т.е. несмотря на понимание всей его ничтожности и примитивности.

359. Другое следствие беспричинности любви – нелепость и бесплодность попыток купить, завоевать или заслужить любовь. 
 Любовь – это удел высших сущностей, поэтому критически важно научиться любить самому, а не добиться чужой любви.

360. Третье следствие беспричинности любви – понимание природы денег, стоимости и финансов.  Ценность возникает исключительно в результате вполне конкретного субъективного желания выгоды, соблазна или корысти. (И уж точно не из труда)
   Там где нет корысти или соблазна, нет и денег. Т.е. утверждение, что деньги объективно необходимы и следуют из человеческой природы, тождественно оскорблению человечества во врожденной ничтожности и неполноценности. Не более и не менее.

361. Смерть – это осознанный выбор для сущности, способной осознать  это понятие, но никак не данность.


Комментариев нет:

Отправить комментарий