вторник, 2 января 2018 г.

О браке.



    Намедни ознакомился с учением Иоанна Златоуста о браке, это навеяло некоторые мысли, которые и постараюсь изложить в этой статье.
   Общепринятым заблуждением многих людей, в том числе и неплохо осведомленных в вопросах веры, является представление о браке, как о чем-то греховном, недостойном, попущенном Богом только вследствие слабости человека, склонности его к греху и земным удовольствиям. Соответственно, святость по таким представлениям – это добровольный отказ от земных удовольствий, склонность к суровым условиям жизни и самоистязанию. Отсюда остается лишь шаг до мазохизма, жажде всё того же земного удовольствия, только в извращенной форме, со знаком минус.
  Но святость –  не мазохизм. И супружество – не грех.
  Любое действие (в том числе пост и воздержание) освящает не его суть сама по себе, но направленность, посвящение действия Господу. Нет ничего возвышенного в отказе от пищи или  секса, в сидении в пещерах или безлюдной пустыне, как таковых. Все это имеет смысл только в одном случае – если это делается ради Господа.
  И если в глубине сердца мелькнет мысль: «ну не молодец ли я?», все эти труды ровно ничего не стоят. Оттого самые лучшие люди этого мира знали, как мало их личного в совершаемых ими  подвигах, как ничтожны они без того, что их освящает.
  Поэтому воздержание и целомудрие прекрасны не потому, что они есть некая универсальная ценность и вещь в себе, но исключительно потому что это действительно великая жертва ради Господа. И эта жертва щедро вознаграждается.
  Ибо нашему Господу угодны жертвы не в форме крови зарезанных баранов или скальпов поверженных врагов, но исключительно в форме самопреодоления, воспитания в себе настоящей воли и силы духа. Того, что в современной литературе трактуется как личностный рост. Но в отличие от рекомендаций бесовских HR-тренеров, в реальной жизни этот рост достигается только путем укрощения собственных желаний, через жажду страдания и поношений, неприятия того, что в миру называется успехом. Понять это невозможно, это возможно только почувствовать, испытать. Но таков Путь и Истина.
  И тем, кто ищет именно Истину, другое не нужно. Не потому что земное мерзко или чуждо, но потому что совсем иное единственно ценно в глазах Господа. А Он гораздо лучше нас осведомлен в вопросах ценности и стоимости.
  Высшая форма воли проявляется в способности отказа от собственной воли, в смирении, в отвержении того, что кажется привлекательным и желанным, но есть ложь. Это и есть Воля к Жизни, в отличие от воли к мощи, к которой так стремился Ницше.
  Все мы разные, у всех своя «узкая тропинка» к Богу. Семейная жизнь может быть связана с ограничениями и терпением, сравнимыми со страданиями исповедников, в свою очередь у некоторых святителей жизнь внешне может показаться очень даже благополучной и, по земным меркам, вполне благоустроенной.
   Поэтому не столь важно, где и каким конкретно образом человек решит совершенствоваться в «личностном росте», в миру, в монашестве или в браке. (Хотя понятно, что под грамотным руководством всегда сподручнее). Важно это просто делать, и делать настойчиво, невзирая на возможные и даже неизбежные временные отступления и падения.
  И самое сложное на пути к Истине - это не мирские соблазны и привычки. Самое сложное – выбрать для себя посильную ношу, правильное делание. Множество разбойников и блудниц вошли в рай не особо утруждая себя «личностным ростом», множество монашествующих отправилось в ад вследствие переоценки собственных сил и нетерпеливости в жажде подвигов и испытаний или вследствие роста самооценки по факту совершения этих подвигов.
   Результаты неправильного делания очевидны и на земле. Например, католическая ересь, обязав всех священников давать обет безбрачия, безнадежно погрязла в педофилии и гомосексуализме. А ведь, казалось, какое благое и богоугодное дело - целомудрие!
   Поэтому, верующему человеку следует весьма уважительно относиться к институту брака, он – основа нашего земного миропребывания. Подавляющее большинство наших праотцев были не просто хорошими семьянинами, но имели огромные по нынешним меркам семьи, в том числе и по нескольку жен.
  Однако, для них Господь был выше привязанности к женщине или даже детям, что для нас кажется первобытно диким и жестоким, достаточно вспомнить подвиги Иова или Авраама, готовых приносить Богу даже такие жертвы. Думать, что брак мешает общению с Господом – неверно: Господу гораздо угоднее большая дружная семья, полноценно живущая в Господе, нежели один самый ревностный затворник. К сожалению, это чудо всегда было одним из самых редких на земле.  
  Родить и воспитать святого человека (пусть даже среди отдаленных колен своего рода) есть не меньшее благо и богоугодное дело, нежели лично самому удостоиться святости. Разумеется, сказанное нисколько не принижает роль монашества, но именно монашество вырастает из брака, а не наоборот. Именно благочестивые семьи становятся донорами пополнения монашеского чина, не бывает у Бога святых сомнительного происхождения.
  Монашество скорее похоже на прекрасный цветок, но есть корни и листья, без которых не бывает ни цветов, ни плодов. Такова суть монашества и семьи – одно питает другое и немыслимо друг без друга. Растение, которое не цветет и не плодоносит, является сорным. Так и семьи, которые не питают монашество, бесплодны, подобны евангельской смоковнице.
  Теперь вкратце следует рассказать о роли мужчины и женщины в семье, согласно учения Иоанна Златоуста. Роль мужчины Златоуст отождествлял с ролью Иисуса Христа, мужчина должен, подобно Христу, любить и заботиться о своей женщине, как Иисус о Церкви.
  Женщина должна быть такой же красивой и чистой, как Церковь (Некрасивых женщин не бывает, не так ли? Но женская красота – это труд. ) и должна во всем слушаться и следовать за мужем, как церковь следовала и следует за Христом.
  Наверняка здесь многие современные женщины, под влиянием идей феминизма, взращенных ещё пошлыми французскими романами времен Вольтера, воскликнут: «мы не хотим слушаться, мы вам не овцы, мы требуем равенства!».
  Хорошо, что современные женщины ещё слабо развращены, они могут хотя бы понять, что я сейчас скажу. Думаю, вы ещё достаточно консервативны и зашорены, чтобы считать, что супружская измена – это плохо?
  Если так, то непослушание – это и есть измена. Поскольку с точки зрения Бога нет особой разницы между физической изменой и помыслом, желанием чего-либо, особенно неудовлетворенным только вследствие трусости, импотенции, отсутствия денег или прочей возможности. Например, вследствие нехорошей болезни или возраста. Импотенция и бедность - далеко не святость.
 Многие женщины от природы достаточно холодны и равнодушны к сексу, это – аналог мужской импотенции. Но можно ли таких женщин называть верными женами?
  Для понимания важности данного вопроса верности/неверности следует сказать следующую вещь. Иисус Христос допустил ОДНУ (да-да, всего одну!) вещь, которая разрушает брак, разлучает мужчину и женщину, ставших мужем и женой. Это – супружеская измена, других вариантов нет.
 Даже смерть супруга не должна разлучать любящие сердца. (Так ДОЛЖНО быть, а как ЕСТЬ я и сам знаю, но это мало интересно.)
  Можно простить измену и восстановить семью. Но регулярная измена и нежелание супруга (или супруги) менять себя служит ЕДИНСТВЕННЫМ пред Богом основанием для расторжения уз брака. В этих словах Истина и Христос.
  Между прочим, многие тысячелетия лучшие умы ересиархов бились над задачей как бы расширить этот список. Выдвигались разные варианты и гипотетические ситуации. Ведь желание развестись с надоевшей женой при внешнем соблюдении всех требований приличий и морали во все времена пользовалось особой популярностью.
  Поэтому странно, что первым пишу об этом я. (По крайней мере, других источников встречать не приходилось).
  Элементарное непослушание жены в браке тождественно измене. Непослушание и есть измена, равно как мы изменяем Богу, принимая скоромную пищу в пост или делая иное, несовместимое с послушанием и смирением.
  Это говорит и народная мудрость: «жена слушаться должна». А непослушная жена, так вроде как бы уже и не жена. Подруга, любовница, сожительница, но никак не жена.
  (Стоит ли уточнять, что жена должна слушаться мужа не во всем, а только если он не просит её сделать нечто противозаконное. Хотя как раз именно в таких неуместных случаях жены часто начинают вспоминать о своем «послушании», об ответственности мужа, своей женской слабости и т.д.)
   Поэтому для расторжения брака вполне достаточно самого факта непослушания жены, непослушания систематического и сознательного. Отказ жены в повиновении мужу тождественен предложению о разводе. И мужу следует принимать это предложение после определенного количества попыток примириться и все-таки принять управление семьей.
  Попыток может быть очень много, это на усмотрение мужа. Но семья, в которой главенствует женщина, а не мужчина, обречена. Почему - непонятно, может напишу, если Бог откроет. Но так уж устроена эта штука, что женщина за рулем семьи неизбежно ведет к катастрофе.
   И напоследок хотелось бы подчеркнуть актуальность учения Иоанна Златоуста, его значение в  нашей повседневной жизни, отметить, что это не отвлечённые мудрствования далеких от жизни философов, а руководство к действию на каждый день.
   Счастья вам!

3 комментария:

  1. Очень просто и полезно о сложном. Все мы немножко валеты при крестовом тузе.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нет, я почему-то именно валет, даже не король. Так предписано, пусть так и будет. Не я так себя назвал.)))

      Удалить