пятница, 4 октября 2013 г.

Кнут и пряник - это мотивация рабов.

  В статье, посвященной изобилию капитала и ресурсов человеческой производительности как главной проблемы экономической теории и практики (ссылка), мы пришли к выводу, что логика научно-технического прогресса и экономических процессов приводит к качественному увеличению уровня свобод экономических агентов. Так же как и к тому, что ни остановка процесса эволюции человечества, ни тотальный контроль и насилие не способны окончательно разрешить этого противоречия, прямо следующего из логики развития производительных сил.
      Следовательно, на повестке дня стоит создание принципиально иной политической системы, которая способна сочетать в себе беспрецедентный по историческим меркам уровень свобод каждого индивидуума и коллектива, но при этом оставаться стабильной и устойчивой, более того способной конкурировать с традиционными репрессивными политическими системами.
    Иными словами, наступил момент, когда политика кнута и пряника, изощренный макиавеллизм, примитивная мотивация поощрениями-наказаниями, выгодами-издержками, должны уступить место принципиально иным подходам, методам хозяйствования и управления.
     И здесь мы непосредственно подходим к ранее поднимаемым темам обратной мотивации и риунизма (ссылка). Которые подразумевают как минимум плоскую шкалу вознаграждения за интеллектуальные, творческие или управленческие заслуги, а максимальное использование примитивных, первобытных форм мотивации отправляют на самый нижний уровень общественной иерархии.
     Но этот принципиальный подход мотивационного сита, который способен надежно отсеивать недоброкачественный человеческий материал, должен быть дополнен пониманием высокого уровня децентрализации, автономии и самоуправления каждого элемента подобной системы. Иначе она окажется просто не в состоянии соответствовать требованиям, вытекающим из логики развития производительных сил.
       Каким же образом можно достичь требуемого уровня самостоятельности единиц, не пожертвовав устойчивостью и целостностью системы, как таковой?
      Здесь уместно вспомнить логику И.В.Сталина, когда он пытался из партийных функционеров создать идейных вдохновителей, духовных авторитетов, «орден меченосцев». Которые смогли бы управлять общественными процессами не благодаря формальной власти, насилию или дозированным поблажкам, но исключительно апеллируя к Истине.
      Следует признать этот подход совершенно правильным, единственно верным. Только апелляция к Истине, глубокая внутренняя правота и принятие чужих проблем как своих личных, являются источниками настоящей власти. А вовсе не ловкая манипуляция стимулами, цифрами, образами и понятиями, что, независимо от красивых побуждений и оправданий, всегда сводится к банальному обману и мошенничеству.
      Но если говорить о мотивации и управлении, основанном на правоте и истине, то решающим фактором для управленца является его способность самому следовать за ней. Не говоря уже о принципиальной, профессиональной невозможности мириться с полуправдой, исходя из известного тезиса «без идеологии нам смерть», предпочитая ущербную привычную логику непредсказуемым вызовам и рискам поиска истины.
         Совершенно ясно, что в виде конечной истины, высшего общественного блага, основополагающей цели последние несколько сотен лет выступало совершенно одно и то же: потребительское изобилие, комфорт, удовольствие, благополучие, богатство, американская мечта, европейские стандарты. При этом коммунистический идеал (если исключить малоуспешные попытки И.В.Сталина перенаправить устремления народа из чистого материализма в интеллектуальную и духовную сферу) оказался совершенно тождественным капиталистическому. Почему, когда говорят об «общечеловеческих ценностях», не лгут: по обе стороны океана идеологические ценности были идентичными, как и логика общественного развития, порождающая индустриальных монстров.
         Иными словами, признаками новой политической системы должны стать не хитроумные изощренные законы или ловкие политические механизмы, но прежде всего отказ от этих навязанным нам «Реформацией» и «Просвещением» дурацких «общечеловеческих ценностей». И провозглашение ценностей совершенно иного рода: чести, правды, достоинства, долга, ответственности за судьбы страны, близких и всего мира, причем не только человеческого, но и природного.
       Только таким может и должен быть «орден меченосцев». И он не должен стесняться носить имя Иисуса Христа, если конечно, его единственная идеология - правда и истина.
Напомню здесь процедуру приема в запорожские казаки, описанную Н.В. Гоголем.
 …при них же приходила на Сечь гибель народа, и хоть бы кто-нибудь спросил: откуда эти люди, кто они и как их зовут. Они приходили сюда, как будто бы возвращаясь в свой собственный дом, из которого только за час пред тем вышли. Пришедший являлся только к кошевому; который обыкновенно говорил:
– Здравствуй! Что, во Христа веруешь?
– Верую! – отвечал приходивший.
– И в троицу святую веруешь?
– Верую!
– И в церковь ходишь?
– Хожу!
– А ну, перекрестись!
Пришедший крестился.
– Ну, хорошо, – отвечал кошевой, – ступай же в который сам знаешь курень.
Этим оканчивалась вся церемония.
    Примерно такой должна быть процедура приема в «орден меченосцев», как и в полноправные члены или составные части этого общества. В том числе других стран и народов.
  Должен признать, что ранее, в полном соответствии с марксизмом-ленинизмом, я ошибочно полагал естественным вытеснение частной собственности крупными социалистическими предприятиями. При этом возникала опасность фашизации общества и узурпации власти, которую предлагалось исключить с помощью обратной мотивации и риунизма.
    Идея о миниатюризации производства исключалась вследствие моего ортодоксального, чисто марксистского презрения ко всему мелкобуржуазному, мещанскому и лавочному. А так же совершенно непоколебимой догмы насчет прогрессивности разделения труда.
   Меж тем модель общества будущего ничего общего не имеет с предельно опримитивленными винтиками гигантских индустриальных монстров, наоборот она предполагает свободное владение каждым человеком целым набором несвязанных профессий, как и преимущественное снабжение всем необходимым за счет множества местных региональных производителей, а не международного разделения труда. Причем последнее будет касаться только естественных монополий, где совершенно логична и естественна государственная собственность и общественный контроль.
      Более того, логично предположить, что именно региональные общины должны контролировать ввоз/вывоз основных продуктов, чтобы не допускать спекуляций, дефицита или перепроизводства, резких колебаний цен и прямых проявлений бандитизма, разбоя, вымогательства и других форм внешнего контроля на своей территории. Как это и сейчас частично происходит на областном/губернском уровне. Или было заложено идеей Советов или сходов дореволюционной России.
      При этом вмешательство центра должно происходить только в случае хронического невыполнения местными органами власти своих функций или внешней агрессии. Для этого должны быть созданы стратегические хранилища основных ресурсов, резервные производственные мощности, регулярная армия и органы охраны порядка. Так же функциями центра являются денежное обращение, стандарты образования и медицины, доступность научных открытий всем интересующимся и сохранение государственной тайны.
         Центральный бюджет должны формировать, прежде всего, естественные монополии под плотным общественным контролем. В остальном налогообложение должно выполнять скорее воспитательные функции, особенно в части экологических вопросов и утилизации мусора.
       Пиетет «верховенства права» должен уступить место скромному и рутинному перечню обязанностей, который касается каждого человека. Причем этот перечень должен быть краток и доступен для самого примитивного интеллекта, поскольку неспособность его осознания как раз и должна стать ключевым критерием признания недееспособности.
       Здесь, наверное, не стоит излагать все подробности государственного управления, стоит отметить лишь, что по мере ослабления и ликвидации конкурирующих систем, функции центра должны всё более сокращаться. Иными словами, идеологическая парадигма либерализма насчет необходимости государственного дерегулирования абсолютно справедлива в историческом и политэкономическом контексте, хотя и основывается на ложных посылках, так как даже близко не допускает подлинной свободы, равноправия для экономических агентов, не говоря уже об их независимости от центра.
     Подчеркнем: цементом, связывающим разрозненные элементы западной системы в единое целое (теория децентрализованного управления или управления хаосом ссылка, ссылка) является завуалированное насилие, манипуляция и обман. Единственной альтернативой этой системе является следование Истине. Таков фундамент того беспрецедентно свободного общества, формирование которого неумолимо требует логика развития производительных сил и научный прогресс.
   Следует отметить, что данная система, несмотря на практически неограниченный уровень внутренних свобод, должна иметь закрытый характер по отношению к традиционным репрессивным системам, которые будут неизбежно стремиться её извратить или разрушить. Это никого не должно пугать или расстраивать: у Рая также есть ворота, пересечь которые могут далеко не все. Но только те, кто по-настоящему желает этого и разделяет сформулированные свыше ценности.
       Единая цель, которая является фундаментом для сплочения индивидуумов, семей, народов и наций в единое целое, на смену жалкого потребительства, звучит так: служение истине и обеспечение на основе знания и красоты максимальной гармонии человека, общества и окружающего мира.
     При этом интересы комфорта, благополучия и минимизации человеческого труда носят подчиненный характер по сравнению с требованиями красоты, многообразия и гармонии. Вплоть до тех животных или растений, которых мы едим или считаем вредителями. Таковы ценности нового мира, создание которого целиком находится в наших руках.
      Отметим также, что первичная формулировка новых целей может обойтись и без имени Иисуса Христа, что создает дополнительные исходные возможности для объединения человечества. Но бескомпромиссное следование Истине не может привести к какому-либо иному итоговому результату, так как Истина и есть Иисус Христос.


5 комментариев:

  1. " Отметим также, что первичная формулировка новых целей может обойтись и без имени Иисуса Христа," - вот так же как Вы и думал "великий вождь пролетариата". И вот сейчас Вы имеете "счастье" видеть "плоды" его "великого" труда. Если Вы не православный , объясню - любое начинание дела без освящения его именем Божьим , обречено на провал. Так как Бог есть основа всего , и как можно начинать ,что то в мире который создан Богом и без имени Бога? Тупик , хотя хотите Вы как лучше, но с таким настроением , получится как всегда.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. у Бога много имен, Истина - одно из них. И у всех разные пути к Богу, Вы же настаиваете на походе строем и с песней. Так просто не получится. Нам же нужно объединять людей, а не доказывать свою правоту и избранность. Никто же не призывает отрекаться от хотя бы слова Истины! Но все Знание не обязательно вываливать на неподготовленного человека.
      Это из разряда пошли дурака Богу молиться...

      Удалить
  2. С 17 лет не понимал, как большие дяди, способные видеть политико-экономическое устройства нашего мира без "покров", ведутся на такой древний и примитивный инструмент контроля общества как религия.
    По моему мнению апеллируя именем бога, неважно какого именно, в нашем мире совершались гораздо больше действий, которые идут в разрез с "истиной" которая описана вами в данной статье, чем соответствующей ей. Причем я думаю что многое из таких людей не просто прикрывались "богом", а действительно верили в него...

    Так что в этот абзац

    "Иными словами, наступил момент, когда политика кнута и пряника, изощренный макиавеллизм, примитивная мотивация поощрениями-наказаниями, выгодами-издержками, должны уступить место принципиально иным подходам, методам хозяйствования и управления."

    я бы добавил религию во всех ее проявлениях, ибо это и есть инструмент мотивации, власти и контроля. причем он крайне универсальный, и продуктивный, что делает его самым опасным...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. А Вы назовите смысл жизни, ради которого не то что на смерть идти, но из бочки вылазить стоило бы. А потом я соглашусь, что Бога нет, что его придумали мошенники, которые чудным островом проникли во все дебри земного шара, причем не с наперстками и игрой в кости, а именно с поклонением тому, чего не существует.
      И как то растолковали смысл того, чего нет здравомыслящим и неиспорченным дикарям.

      Удалить