четверг, 18 апреля 2013 г.

Правосудие большинства


   Тема права уже неоднократно рассматривалась. Вкратце, само понятие «права» представляет собой ущербное понятие, альтернативное понятию Закона, данного свыше, как любой закон природы. При этом даже концепция «естественного права», пытающаяся исключить из логики вещей наличие субъекта и воли Творца, оказалась неплодотворной и бессмысленной: несмотря на все научные исследования, не оказалось ни одной заслуживающей внимания «точки опоры», от которой можно было бы построить более-менее целостное и непротиворечивое здание юриспруденции.
     И вот здесь мы подходим к теме данной статьи: о правосудии большинства, когда истинность или ложность определяется простым голосованием, мнением большинства.
     Хотя какое дело Истине до мнения толпы глупцов?
      Подчеркнем: эволюция права и юриспруденции целиком основывается не на «римском праве», как изобретении древних латинян, но исключительно на сакральном, божественном и древнейшем происхождении норм поведения и представлений человека о справедливости и беззаконии. И всякий отход от этого единственного источника права превращает его в насмешку и пародию.
       Рассмотрим этот феномен подробнее.
       Источником божественного права является либо древнее знание, либо откровение Божие, либо интуитивные представления человека о справедливости, честности, гармонии, доброте и порядке, берущие свою основу из непосредственного детского опыта. Наиболее полным и ценным источником права является Евангелие.
      Соответственно, языческой или атеистической альтернативой Божественному Закону является некие акты государственных органов или народного волеизъявления, например Конституция, Декларация независимости или Билль о правах человека. Причем весь авторитет современной системы права сводится к абсолютизации этих, в общем-то, ничем не примечательных текстов.
       Например - выделение некоего «конституционного права», которое будто бы гораздо более «право», нежели другое право, о котором создатели Конституции некстати запамятовали.
         Но, как известно, сам по себе закон представляет собой дышло. Главную законотворческую функцию представляет собой вовсе не написание совершенных текстов, а их интерпретация. Из чего логически вытекает англосаксонская система права, которой вообще закон не нужен.
          Понимание этой логики развития юридической «науки» неизбежно приводит к произволу, самоотрицанию и торжеству беззакония, так как никаких критериев законности, кроме силы, в ней не существует.
          Соответственно, произвол меньшинства, облеченного властью, может быть уравновешен только демократическими институтами. Так спасение материалистического права неминуемо приводит к суду присяжных, где истина определяется голосованием, а нормы права - усредненной нормой поведения людей.
           Таким образом, Божественное право превращается в привычку, обычай, традицию. Соответственно и преступление теряет свою отвратительную, позорную и богоборческую сущность и превращается лишь в вид нетрадиционного поведения, особый вкус или пристрастие, проявление индивидуализма, экстравагантности или даже элитарности.
          Право становится беззаконием.
          И первый шаг к беззаконию - тезис о том, что у человека будто бы есть от рождения некие права, вольности и свобода творить все, что ему вздумается. Меж тем в мире Духа у нас не больше степеней свободы, чем в мире материальном, где действуют жесткие и бескомпромиссные законы гравитации, механики, физики или химии. Юридическое право так же бессмысленно, как право на освобождение от силы Архимеда.
           Причем такое отношение к праву полностью соответствует народному интуитивному неприятию юристов, законников, крючкотворцев, очковтирателей и прочих заумных книжников. Потому что юристы не имеют к законности никакого отношения, наоборот, они наводят тень сомнений на самые простые и очевидные вещи.
          Здесь уместно было бы так же добавить наблюдения относительно полной неэффективности как действующих профилактической, так и пенинциарной систем, совершенно неспособных ни предупредить преступления, ни перевоспитать преступников. Как и тема совершено неадекватного поведения народных депутатов и парламентариев, явно мающихся от сознания полной бессмысленности своей трудовой деятельности. Но это уже тема других статей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий