пятница, 17 марта 2017 г.

Зачем нужно патентное право.



  Возвращаясь к теме разоблачения экономических верований, хотелось бы поговорить о таком распространенном стереотипе, как патентное право. Зачем оно нужно?
  Наверно любой читающий эти строки свободно ответит на этот вопрос. А как же иначе защищать интеллектуальную собственность? Как же ещё оградить добросовестного изобретателя и исследователя от злобных пиратов и подражателей? Ведь иначе весь научно-технический прогресс накроется медным тазом!
   Как ни странно, но всемирное распространение законов по защите интеллектуальной собственности как раз и сопровождается беспрецедентным снижением результативности исследований в научной сфере. ссылка



   И все это при том, что по объемам финансирования и общественного внимания к разного рода научным проблемам у нашего времени просто нет равных. Как и по уровню доступности информации, скорости её распространения, возможности проведения научных конференций, дискуссий, обменов опытом и прочих полезных мероприятий.
  Совершенно очевидно, что гигантские объемы финансирования тратятся предельно неэффективно, на продуцирование совершенно никому не нужно информационного мусора. Наподобие исследований о половых извращениях пернатых Нью-Йорка. И это при том, что реальные проблемы медицины, экологии, надежности современной техники и просто безопасности жизнеобеспечения людей остаются без всякой перспективы разрешения.
  Не с патентным правом ли это связано? Рассмотрим ситуацию предметнее.
  Положим Вам необходимо обеспечить защиту прав интеллектуальной собственности в своей корпорации. Что лично Вы будете делать, как её собственник? Наверно Вы в самую последнюю очередь будете рассчитывать на агентство по патентам. Вы просто сделаете свою продукцию максимально сложной и защищенной от несанкционированного копирования. Так, чтобы всякие китайские умельцы могли скопировать только внешний вид Вашей продукции, но при первом же опыте эксплуатации была очевидна существенная разница.
 Причем это актуально не только для техники, но даже для медицины. Казалось бы, что проще скопировать состав вещества? Тем не менее, и здесь прием дженериков крайне опасен и достаточно редко действительно эквивалентен дорогому патентованному препарату. Т.е. при разработке лекарств полезное вещество хитро прячется среди бесполезных и даже умеренно вредных основ. А что делать!
 Так что тогда защищает патентное право? Если всегда можно скопировать дизайн и смысл продукта, заменив лишь пару букв в названии, и благополучно продавать чужие разработки? Только эти самые буквы и защищает. Логотип, слоган, фирменные цвета. И не более того. Ведь запретить использование, например, инновационного метода покраски автомобиля на предприятии конкурента в принципе не получится. Можно лишь сделать так, чтобы он об этом методе никогда не узнал.
  И тут возникает прямое противоречие с логикой патентного права, которое подразумевает публичность, передачу своих секретов посторонним, чиновникам. Понятно, что после этого ни о какой настоящей секретности не может быть и речи.
  Наоборот, грамотно мотивировав работников, чтобы они никуда не ушли, создав надежную службу безопасности, Вы гораздо надежнее защитите свой бизнес, чем зарегистрировав  авторское право на свои научные открытия. И лучше они вообще останутся втайне,  потребители всё равно не оценят красоту научной мысли, «вау» при виде дизайна нового айфона – это верх того, на что они способны. 
  Тогда зачем все это нужно? Ведь не могут же крупные транснациональные корпорации вкладывать деньги в совершенно бессмысленную затею. Они умеют считать свои деньги.
  Смысл патентного права заключается исключительно в глобальной конкуренции. Когда ученый просто обязан светиться в избранных журналах, посещать определенные тусовки, выписывать определенную литературу. Примерно как в нашей отечественной эстраде с Аллой Пугачевой.
  Почему Нобелевскую премию получают почти одни американцы? Иными словами международный институт регистрации открытий является эффективным средством интеллектуального контроля. Благодаря которому США является мировым технологическим лидером. А вовсе не благодаря вундеркиндам из Силиконовой долины, неизвестно что там наизобретавшим за уже достаточно продолжительное время.
   Неучастие в международной регистрации открытий отнюдь не помешало СССР совершить немыслимый технологический рывок в 30-50 годы XX века. Скорее наоборот, помогло. Никакое патентное право не защитило США и Британию от промышленного шпионажа и советской разведки. Зато наши открытия до сих пор остаются нашей гордостью и дают нам возможность спокойно смотреть на вызовы современности именно благодаря режиму секретности наших военных, ядерных и космических разработок.
   А вот после 60-х годов (и вплоть до 00-х), в среде советской интеллигенции стало модно хвастаться иностранным вояжами и признанием в научных кругах запада, начало формироваться стремление застолбить свои открытия и разработки в западных научных журналах. Причем, как правило, среди самых бездарных и неспособных представителей нашей науки, вроде того же Солженицина-Сахарова, торговавших секретами своей страны, а вовсе не личными изобретениями.
   Сегодня вся российская наука делится на две части: одна – отечественная, засекреченная и развивающаяся достаточно скрытно и непублично. Отметим, значительные успехи в этой сфере, особенно в части производства оружия и космических технологий.
   Вторая часть целиком ориентирована на Запад, гранты и западное признание. Эта часть предпочитает исследования в основном в нематериальных сферах, истории и литературе, темой которых является шельмование всего русского и уничижение перед культурным и технологическим гением западной цивилизации. Результаты, несмотря на значительные объёмы используемых ресурсов, весьма сомнительны, так как совершенно ничтожное количество энтузиастов-патриотов держат относительно  успешную оборону в информационной сфере.
   Подчеркнем, первая часть развивается исключительно за наши, отечественные, бюджетные  средства, вторая – за счет средств иностранного финансирования.
   Из источников финансирования и направления использования средств можно сделать вывод, зачем и кому нужно патентное право, а точнее вся околонаучная инфраструктура международных фондов, институтов и прочих «исследовательских» организаций. Все они – не более чем средство контроля ТНК США в интеллектуальной сфере, средство недопущения конкуренции в научной сфере, безжалостного подавления и присвоения всех новых идей и разработок. Ну, и попутно мощное средство пропаганды западной культуры.
   Неудивительно, что в этих условиях по многим позициям речь идет уже не о научно-техническом прогрессе, а о регрессе, о невозможности просто повторить на сегодняшний момент наилучшие продукты эпохи максимального научно-технического развития 60-70-х годов прошлого века. Копии этих продуктов зачастую уступают по качеству исходным оригиналам.
  Как пример, приведу форд Т Генри Форда начала прошлого века. Автомобиль не только практически не ломался, но любой водитель легко мог починить его прямо посреди дороги. А особо сложные объекты допускали элементарную замену сломанного блока на новый. Причем все это  своими руками без дурацких и никому не нужных СТО. Так как откуда возьмутся СТО в американской сельской глубинке?
  И сравните это с современными автомобилями, для которых заезд на СТО каждые несчастные 10-15 тысяч километров обязателен. И это прогресс?
  Подобная картина характерна практически по всему спектру промышленной продукции. сроки службы которой не превышают 5-7 лет, а гарантия – 1 года, изредка – 3 лет. Куда делись «вечные» стиральные машинки? Лично я до сих пор пользуюсь пылесосом, утюгом и велосипедом, созданными в СССР.
  Мой оппонент может возразить: но зато патентное право устанавливает первенство в совершении открытий, оно поощряет изобретателей тем, что придумав что-нибудь, впоследствии он может рассчитывать на почет и конкретные материальные выгоды от своего изобретения. Тогда как иначе он остается фактически рабом у своего хозяина-капиталиста, который попросту присваивает все плоды от чужого изобретения.
  Отвечу, что со времен натурального рабства по сути ничего не изменилось. И что силиконовая долина есть не более чем респектабельная шарашка, придуманная гениальным Лаврентием Павловичем. Не говоря уже о Египетских пирамидах, возведение которых было немыслимо без использования рабского труда. Вспомним по этому поводу сюжет из Библии по поводу злоключений Моисея. Это кстати и иллюстрация по поводу эффективности труда рабов – дело скорее в умении правильно подбирать себе рабов, а не системе рабства. Впрочем, здесь не буду повторять прописные истины современного менеджмента, сошлюсь разве что на авторитет Джима Коллинза («От хорошего – к великому»). Или Сталина: «кадры решают всё».
   Наоборот, отмена патентного права дает простор изобретателям и бизнесменам, дает им достойную зарплату и почет, так как собственник заинтересован в лояльности своего придворного гения, в умении его хранить корпоративные секреты. Тогда как публикация изобретения не дает даже минимальной гарантии ни в признании ученого как первооткрывателя (это гораздо честнее определять по датам научных публикаций) ни   последующего материального вознаграждения, особенно если изобретатель не обладает достаточными средствами для юридической защиты и судебных тяжб.
  Более того, не уверен, что патентное право обеспечивает свободный доступ всем изобретателям к последним открытиям в определенной сфере, а не избранным компаниям или по коррупционно-инсайдерским каналам. Вряд ли изобретатели Северной Кореи или Ирана могут воспользоваться базами данных международного патентного бюро. Хотя не могу утверждать этого наверняка.
  И последнее, главное. Не угодно Богу это мелочное присвоение данных от Бога дарований, открытий и инноваций. Не для того он им нам шлет, чтобы люди их прятали под подушку, вместо того чтобы распространить по всему миру. Оттого и скудеет неисчерпаемый рог изобилия земных чудес.
  Если мы действительно желаем научно-технического прогресса, единственное что требуется – полный запрет на присвоение и утаивание чужой информации. Только автор имеет право уничтожить собственное изобретение, как Архимед уничтожил свой греческий огонь, погубивший вражеские корабли.
  Знания должны аккумулироваться и распространяться, популяризироваться и обучаться среди широких масс специализированными учебными и научными учреждениями. Разумеется, кроме информации, признанной стратегически важной и требующей режима секретности. Именно для этого и существуют институты, университеты и академии. В том числе и чисто прикладные. А точнее, в первую очередь.
  А вот патентные бюро в реальной жизни ни к чему. Ведь важен эффект от изобретения, а не корочка и сертификат. Последние нужны только тем, кто имеет целью похоронить науку.Кто хочет добиться власти даже такой ценой.




Комментариев нет:

Отправить комментарий