вторник, 27 марта 2018 г.

Почему нельзя давать обеты.



     Когда чего-то сильно-сильно хочется, не только мирского, но и вполне возвышенного возникает желание дать обет Богу,  чтобы оно поскорее сбылось. Или хотя бы просто сбылось.
    Это может быть желание здоровья близким, счастья, благополучия, но может быть и получение особых благ и дарований от Господа, избавление от страстей и страданий.
    Что в этом может быть плохого? Почему категорически нельзя давать обеты Господу? Что не так в этом, казалось, совершенно невинном и естественном акте?
     Представим себе следующее пари. Я скажу Вам, читатель, спорим на тысячу долларов, Вы НЕ дадите мне две тысячи долларов? Как вам такое пари?
     Если Вы скажете «не дам две тысячи долларов», Вы проспорили и тысяча – моя. Если отдадите мне две тысячи долларов, то Вы выиграли спор, но тысяча все равно моя.
     Примерно то же самое мы делаем, давая Господу те или иные обеты. При любом раскладе Господь оказывается в дураках.
     Но это невозможно. Именно поэтому дающие обеты ВСЕГДА жалеют о сказанном, если, конечно,  помнят о них и всерьез пытаются соблюдать их. Но чаще Господь оказывается глух к подобным глупостям и просто не дает нам желаемое.
     Единственное исключение из сказанного – обет монашества, посвящение себя Господу. Но и этот обет должен быть дан без всяких условий и отлагательств. Иначе он эквивалентен просьбе разрешить погрешить ещё немного, лет пять-десять, чтобы потом честно покаяться, честно-пречестно, зуб даю. Уместна ли эта просьба с точки зрения Господа?
     Все сказанное проверено мной опытно.
     Теперь попробуем проиллюстрировать все это с точки зрения богословия.
     Наша всеобщая греховность и порочность – это не просто некий встроенный дефект, находящийся в теле. Иисус имел самое обычное человеческое тело, но был безгрешен.
    Греховность заключается в том, что у абсолютно каждого человека, в том числе и самых великих святых и апостолов есть уязвимое место, отмычка. Через которую дьявол легко овладеет человеком и погубит его. Есть некое испытание, которое превышает его силы и выше его разума, духовного возраста.
   Это отчетливо видели святые, оттого нелицемерно видели себя ничтожными и нечистыми, понимали, что все их достоинство основано исключительно на благодати Божьей, а не их выдающихся подвигах и заслугах.
   А при нашей слабости, что стоят наши обещания? Да если Господь оставит нас хоть на  мгновение, дьявол будет крутить нами как захочет. И мы не только забудем про данный обет, но многократно поклянёмся в прямо противоположном. И это касается не только нас, самых обычных грешников, но и людей действительно высокодуховных и осененных благодатью Святого Духа.
   Кто мы, чтобы сметь что-либо обещать Богу?
   Повторимся. Монашеский обет – единственный обет, который может быть угоден Богу. И в котором помощь Господня действительно гарантирована. Но даже в этом случае от человека требуется очень большая решимость и убежденность, это должно быть вызревшее многими годами решение, а не просто реакция на те или иные неурядицы или разочарования в жизни.
  Монашество – это жертва, а не избавление от несчастий. И тот, кто выбирает его как средство от страданий, обречен на разочарование. Монашество – это как смерть, только медленная и мучительная. Нравится? Вы – самоубийца? Хотите умирать каждый день?
  Здесь нужно очень хорошо подумать, прежде чем решить, твое это, или нет, сможешь ли ты никогда не пожалеть о таком обете. А поводов пожалеть будет предостаточно.
  Лучше уж не давать обеты совсем. И ограничиться одной молитвой.
  Как пример. Если я сдержу данные мной Богу два обета, то в том не будет ни малейшей моей заслуги. Вот так.

Комментариев нет:

Отправить комментарий