среда, 22 апреля 2015 г.

О сексе, базисе и естественном отборе.

 Мы уже затрагивали тему о сексе (ссылка), однако к ней стоит вернуться ещё раз из более общих соображений. В первой статье основной акцент был сделан на пути, по которому ведет разрушение запретов и табу, пути саморазрушения и духовного самоубийства, на конце которого стоит полная потеря различения прекрасного и гадкого, чистого и грязного, приобретение все большей толерантности к грязи и мерзости,  превращение человека в нечто полностью отвратительное и нечеловеческое.
 Сейчас хочу предложить несколько иной формат рассмотрения этой темы. В тех или иных местах мы уже касались темы Чарльза Дарвина, сутью учения которого было отрицание роли Бога в сотворении человека, пусть взамен даже следует признать происхождение его от обезьяны. Что слабое и болезненное существо победило в эволюции животного мира в результате естественного отбора.
 Отметим, более смешной теории трудно придумать: во всем животном мире выживают лишь наиболее сильные, приспособленные, плодовитые. Как мог в этой битве за существование победить человек? Физически слабый, безволосый, медленный. Мерзнущий в умеренном климате и изнывающий по тропическим солнцем юга. Полностью беззащитный без одежды и жилья. Не способный родиться без посторонней помощи. Более того, даже взрослый, тренированный мужчина не в состоянии самостоятельно выжить в дикой природе, что и говорить о детях. Тогда как большинство животных способно выживать в одиночку в дикой природе, начиная с самого нежного возраста. 
  Отметим также, что в дикой природе, особенно среди животных группы, близкой к человеку по пищевой цепочке (медведи, свиньи, лоси, обезьяны), доминирует следующая модель поведения: самцы покидают стадо и живут в одиночку, предоставляя заботу о потомстве самочкам. Обеспечивая тем самым гибель большей части потомства. Ведь иначе, при отлично отлаженной заботе о детенышах, буквально через несколько брачных сезонов им пришлось бы задуматься либо об ограничении рождаемости, либо о самоистреблении.
 Отметим, что аналогичный механизм существует и у всех хищников (львов, волков и т.д.), т.е. регуляция численности сводится либо к нарочитой халатности при воспитании детенышей, либо к сознательному ограничению рождаемости, когда детенышей заводит только доминирующая пара. При этом ключевым моментом и в том и другом случае является конкуренция самцов, которые рождаются изначально в избыточном количестве и большей части которых суждено погибнуть в результате борьбы с себе подобными.
 Отметим, что подобное поведение абсолютно нехарактерно для человека, что никак не увязывается с логикой лучшего из лучших животного мира. Наоборот, для человека характерно понятие мужской дружбы, взаимовыручки, самоотверженной заботы о своем народе-племени, что совершенно не увязывается с логикой эволюции. Более того, даже для самых диких племен характерно знание о высших силах, исповедование той или иной разновидности религии, что совершенно недоступно для животных. Хотя у последних страх неизвестного и непонятного ничуть не меньше, чем у человека, вспомним те же красные флажки для волков.  Но ни одному животному не приходит в голову мысль о поклонении или жертвоприношении какому-то неизвестному явлению.
  Это сакральное знание носит для человека  очень древний и всеобщий характер, причем со временем оно скорее утрачивается, нежели приобретается.
  Всё это вкупе говорит лишь о том, что теория естественного отбора, венцом которого является человек, не имеет под собой никаких объективных оснований и основана только на одном желании опровергнуть наличие Творца и его постоянное вмешательство в те природные процессы, которые происходят.
 Абсолютно идентичную, богоборческую логику пытался построить Кард Маркс, только уже касательно производственно-экономических отношений. Вместо сакрального значения всякой власти («вся власть от Бога») и ключевого значения доминирующей идеологии он выдвинул понятие «базиса» и «уровня развития производительных сил/отношений».
 Несмотря на внешнюю весомость и материалистичность этой конструкции, при малейшем рассмотрении, она рассыпается в пыль. Так как здоровье и стабильность любого общества во все исторические времена зависели исключительно от уровня его религиозности, а вовсе не от уровня технологий или потребностей разделения труда или расширения рынков. Ну какая может быть взаимосвязь между изобретением лампочки или управляемой ядерной реакции и социализмом/капитализмом или демократией/диктатурой? Нет исторических фактов, что при определенном политическом или социальном строе такие научные открытия или производства вдруг перестают функционировать.
 Соответственно теория экономических формаций Карла Маркса имеет такое же отношение к реальности в общественных отношениях, как естественный отбор в личной жизни человека.
 Достойным продолжателем темы ниспровержения Бога в вопросах отношений полов стал Зигмунд Фрейд. Сразу отметим, что получилось не менее потешно.
 Фрейд исходил из понятия нормы в отношениях между полами. И любые отклонения от этой нормы он считал перверсиями, извращениями, если по-простому. При этом такую норму он видел в качестве некоего объективного закона природы, так как полагал себя ученым, а не проповедником заповедей Божьих.
 Соответственно эти перверсии-извращения были объявлены болезнью, отклонением от медицинской нормы и, следовательно, их потребовалось лечить. А причиной отклонений  были названы некие душевные травмы  и переживания, самым нелепым из которых является «Эдипов комплекс».
 Если же хоть чуть-чуть задуматься, то любые формы сексуальных отношений (если конечно мы твердые материалисты) являются не более, чем светской условностью, привычкой или предрассудком. Подобно тому, как держать вилку в левой, а нож в правой руке. Хотя обратное недопустимо в высшем обществе, называть такое правило «законом природы» просто смешно. Но ещё смешнее признавать людей, держащих нож в левой руке, больными людьми, видеть в этом перенесенные в детстве душевные травмы и пытаться их вылечить от этой пагубной привычки.  
 Если бы Фрейд хоть немного вышел бы из роли клоуна на мало-мальски научный уровень, он бы признал нормой всё, что не приносит вреда для здоровья, но это было бы совершено скучно и неинтересно. Более того, возможно пришлось бы научно подтвердить вредность сексуальных излишеств и их отрицательное влияние на продолжительность жизни, социальный статус и здоровье детей.
 А если бы Фрейд пошел ещё дальше, и постарался понять саму суть сексуального возбуждения, то он понял бы, что оно имеет очень малую связь с физиологией. Подобно расчесыванию чешущегося места, утолению жажды или других естественных потребностей, когда пришлось долго терпеть. Сексуальная возбудимость не только не снижается при удовлетворении, она растет, причем продолжение требует всё большего и большего нарушения запретов и того, что сегодня принято называть «откровенностью», «шокированием», «экспериментированием» и т.д.
 То есть всё более глубокие перверсии не только не являются извращениями, но составляют саму суть секса. А Фрейд, главный гуру от секса, это так и не понял. :)))
 Жаль, так как от понимания богоборческой, грешной сути секса уже один шаг до Веры. Равно, как и от искреннего стремления к развитию собственной личности или всеобщей социальной гармонии.


Комментариев нет:

Отправить комментарий