понедельник, 11 ноября 2013 г.

О разделении труда.

   Одним из краеугольных понятий современного мировосприятия является тезис о прогрессивности разделения труда. Которое практически полностью отождествляется с научным и техническим прогрессом, ростом производительности труда, умением создавать сложные механизмы и обеспечивать цивилизованные условия жизни, высвобождать редкий человеческий ресурс для творчества из беспросветной и унылой борьбы за существование.
   Весь этот набор стандартных стереотипов настолько хорошо спрессовался, настолько устойчив и массивен, что даже не верится, что его можно как-то поставить под сомнение. Ведь вся современная экономическая  доктрина зиждется на идее превосходства товарного обмена над натуральным хозяйством, откуда прямо вытекает полезность денег, капитала и процента.
   Да, у разделения труда есть определенные издержки. После некоторого качественного момента дальнейшее разделение труда приводит к деградации производственных сил, к значительному снижению требований к интеллектуальному уровню пролетариата. Более того, согласно жестоким законам нашего мира, развитие машин приводит к резкому снижению потребности в человеческом ресурсе, который становится в полном смысле этого слова излишним, избыточным и экономически неоправданным.
   Но и это ещё не всё. Не только судьба «морлоков» печальна, судьба «элоев», творческой элиты не менее уныла. Полное отсутствие необходимости в труде, в добывании необходимых для жизни продуктов и элементарной заботы о себе способно сделать элиту недееспособной чуть ли не ещё быстрее, чем вымрет оставленное без средств к существованию избыточное население.
   Люди, не знающие лишений и бедности, вряд ли могут стать по-настоящему взрослыми. Точно так же, как ребенок учится укрываться одеялом и завязывать шнурки только после того, как ему перестанут это делать взрослые.
  Таково печальное логическое следствие бесконечного развития производительности и разделения труда. Оно, впрочем, известно, но от него предпочитают просто отмахиваться, так как новые научные открытия позволяют верить в бесконечный экономический бум, только изредка прерываемый кризисами, вызванными задержками во внедрении прорывных инноваций.  Да и в деградации масс гораздо большее влияние имеет искусственный фактор современного никчемного образования, нежели объективная логика развития производительных сил. Не говоря уже о «спасительной» способности современности создавать бесконечные рабочие места вроде «офисного планктона», орды сервисного персонала, бесконечных процессов бизнес-реинжиниринга, управления качеством, управления изменениями и других консультационных и аудиторских полуобязательных процедур.
   Тезис о вреде комфорта, скорее вызывает улыбку, как некая остроумная шутка, но отнюдь не желание немедленно отказаться от ценностей буржуазного века.  В особенности от такого приятного и восхитительного изобретения, как разделение труда, которое радикально снижает некогда неизбежные физические тяготы труда практически для всех участников, в том числе и самого низшего уровня. Никто особо и не спорит о вырождении труда, зато какой этой приятный и увлекательный процесс!
  Поэтому утверждать, что прогрессивность и неизбежность разделения труда есть миф, означает прямо ставить под сомнение не просто экономическую науку, но и все современное буржуазное мировоззрение, всю логику развития человечества за последние 400 лет. И именно это я имею честь сделать.
 Для начала проиллюстрируем следующие примеры.
 Что лучше, домашний борщ, любовно приготовленный хозяйкой дома, или это же самое блюдо в самом дорогом ресторане? Я уже не говорю о блинчиках, выпечке и других чисто домашних блюдах. Или о неумелых ласках неопытной женщины, которые почему-то милее пакета услуг профессионалок.
  Кто лучше и дешевле чинит машину, неизвестный механик на СТО, или рукастый родственник? Не зря мы всегда норовим чинить машину «по знакомству».
  Кто лучше присматривает за детьми, любящая, пусть и не шибко грамотная бабушка, или дипломированный «профессионал»-воспитатель?
   Думаю направление мыслей понятно. Но нужно привести и более вопиющие примеры, чтобы из робкого сомнения появилась уверенность.
    Практически все мы хоть раз в жизни бывали на производстве. Каков результат?
    Те, кто видел как грязные и гнилые помидоры летят в давилку, потом ещё долго не пьет томатный сок. Тот, кто был на мясокомбинате, гнушается есть колбасу. Тот, кто видел, как делают из негодной рыбы более-менее товарную, предпочитает не есть морепродукты. Тот, кто знает, каким образом достигаются длительные сроки хранения овощей и фруктов, всегда срезает с них кожуру. Тот, кто знает, как проводится ТО и медосмотр, удивляется не авариям на транспорте, а их редкости. Я уж не говорю о строительстве или массовом машиностроении, где халтура выявляется не так выпукло, просто срок службы объектов и изделий оказывается слишком уж коротким.
   Какой отсюда следует вывод? А такой, что массовое производство, то самое, где уместно разделение труда, принципиально неспособно обеспечить более-менее приемлемое качество. Что-то вроде полусъедобной закуски из «Мак-Дональдса», но не более того.
  Иными словами, разделение труда и массовое производство уместны только по глупости и бедности, но по мере развития и просвещения производительных сил им суждено уйти в небытиё. Одновременно вместе с угрозой всеобщей дебилизации на базе дешевого и нездорового комфорта и безделья.
  Это и есть суть новой экономической модели, которую я, Бог даст, презентую в отдельной книге.
  Хочу обратить внимание: разделение труда вовсе не обязательно для научно-технического прогресса, буржуазный путь развития последних 400 лет вовсе не является единственно возможным и исторически предопределенным. Ярчайший пример тому – наша страна, в которой полноценные буржуазные отношения до сих пор никак не могут быть насаждены.
  Скорее наоборот, разделение труда является мощным сдерживающим фактором научно-технического прогресса. Этому свидетельство российские и европейские ученые, которым феодализм-монархизм ничуть не мешал делать научные открытия, тогда как американским и британским ученым в последние 100 лет явно что-то мешает.
 Иными словами, многоукладность экономики и свободное владение десятком, если не сотней профессий каждым российским мужиком вносит гораздо больший вклад в научно-технический прогресс, чем пролетарская классовая сознательность, узкие отраслевые профсоюзные интересы и профессиональная ограниченность. Практически все наши великие и просто успешные люди – родом из села.
   Подобное ждет нас и в будущем, если оно, конечно, будет. Уже сейчас практически каждый активный человек владеет целым рядом строительных специальностей (посмотрите на бум в строительных гипермаркетах), имеет ряд садоводо-огороднических навыков, обладает навыками хорошего водителя, компьютерного пользователя и неплохого экономиста, бухгалтера, юриста и налоговика. 
   Представляете, какой прорыв будет, если эти люди по-настоящему получат свободу творить?



3 комментария:

  1. По-моему, абсолютное большинство "недостатков" разделения труда, которые вы привели, не имеют его (РД) своей причиной. Причина - не прямая мотивация. Нет желания сделать хорошо, есть желание заработать деньги. Управленческие "науки" пытаются найти способ свести эти понятия, но получается в общем случае весьма редко.
    РД тут не причем.

    ОтветитьУдалить
  2. Вы правы, но тем не менее представление о прогрессивности разделения труда - это очень живучий миф, с которым и боремся.
    Напр. Хазин вообще требует расширения рынков для углубления разделения труда, невозможность чего обуславливает неизбежность текущего кризиса.
    А я это принципиально отрицаю: это объективно несвязанные вещи, их связали искусственно.

    ОтветитьУдалить
  3. спс за статью

    ОтветитьУдалить